Генн Седогрив (Genn Greymane)

Генн Седогрив (Genn Greymane)

Король Генн Седогрив (англ. Genn Greymane) – правитель Гилнеаса и один из основателей Альянса Лордерона, созданного для войны против орков после Первой войны. Несмотря на то, что ему должно было исполниться уже семьдесят или восемьдесят лет, он остается высоким и могучим воином. Он известен своим упрямством, гордостью и высокомерием, а также хитростью и решительностью.

Во время Второй войны Седогрив встретился с другими правителями человеческих государств в столице Лордерона, где узнал о разорении Штормграда орками, прибывшими из другого мира. Генн участвовал в создании Альянса, призванного противостоять Орде, но из-за своей гордости он предложил лишь символическую поддержку. Спустя годы после окончания войны Генн был раздражен тем, что Гилнеасу приходится платить налоги на содержание лагерей для пленных орков и Крепости Стражей Пустоты. Седогрив решил, что его королевство не будет платить за войны других государств, и объявил о выходе из Альянса Лордерона. Он приказал построить вокруг королевства высокую стену, чтобы изолировать его от окружающего мира.

Когда по всему миру бушевала Третья война, Генн поручил верховному магу Аругалу призвать диких воргенов, чтобы защитить Гилнеас от Плети. Однако, их не удалось контролировать, и проклятье воргенов начало распространение среди жителей королевства. За годы, прошедшие до войны против Короля-лича, количество воргенов значительно увеличилось, и они атаковали столицу Гилнеаса. Генн принял участие в защите города и эвакуации жителей в Темную Гавань. Позже Седогриву пришлось столкнуться с двойной угрозой – началом Катаклизма и вторжением Отрекшихся. Когда войска нежити захватили столицу, Генн возглавил сражение против них и стал свидетелем смерти Лиама, своего сына и наследника.

Седогрив, которого смирили гибель сына и разорение его государства, принял помощь ночных эльфов, предложивших переправить спасенных жителей Гилнеаса в Дарнас. Король пытался проявить упрямство, не желая снова вступать в Альянс, пока чуть не лишился жены и дочери во время переправы. Проведя немного времени в Дарнасе, он решил отправиться в Штормград, чтобы поговорить с Варианом Ринном.

Ранние годы

Отцом Генна был Арчибальд Седогрив, во время правления которого Гилнеас процветал как никогда. С юных лет отец учил его никогда не полагаться на других и не просить о помощи, потому что это является проявлением слабости. В течение всей жизнь Генна преследовали эти слова. С детства лучшим другом Генна был барон Эшбери, отец которого был одним из советников Арчибальда. Отец не раз говорил своему сыну, что семья Эшбери всегда была верна короне.

После смерти Арчибальда Генн занял трон и правил королевством по заветам своего отца. Однажды он познакомился с Мией на королевском балу Адерика и был покорен её улыбкой. Они поженились, и королева родила двоих детей – мальчика Лиама, ставшего наследником, и девочку Тесс, которая умерла бы во младенчестве, если бы не мастерство королевского алхимика Креннана Аранаса. Седогрив был груб со своими детьми и нечасто говорил, что любит их.

Альянс Лордерона

Генн был среди правителей человеческих королевств, которых срочно созвал в столицу Лордерона король Теренас Менетил. Он прибыл туда в сопровождении знати, включая барона Эшбери, лорда Винсента Годфри и лорда Дария Краули, самого молодого участника совета. Седогрив внимал рассказу Андуина Лотара о падении Штормграда и угрозе, которую представляла Орда. Генн с уверенностью заявил, что армия Гилнеаса сможет противостоять любой угрозе. Большинство правителей согласились объединиться в Альянс, чтобы сразиться против орков, но Седогрив долго колебался и не давал точного ответа.

После церемониального ужина с другими королями Генн уединился в гостевых покоях, чтобы обсудить ситуацию с гилнеасской знатью. Краули был в восторге от перспективы формирования Альянса и заявил, что поддержка могучей армии Гилнеаса поможет укрепить связи с братскими народами, что принесет большую пользу жителям королевства в будущем. Седогрив считал Краули наивным идеалистом и отклонил его предложения. Годфри поддержал Краули, но предложил свой вариант – отправить на помощь Альянсу лишь небольшой пограничный отряд, чтобы не вызвать отказом неудовольствие соседних государств и не повредить торговым отношениям. Барону Эшбери также понравилась идея Годфри, и король заявил, что подумает об этом.

Вскоре правители королевств снова собрались вместе, и Седогрив объявил о присоединении к Альянсу Лордерона. Однако, Гилнеас предоставил лишь символическую поддержку, как и следовало по плану Годфри, и фактически королевство Генна существовало отдельно от Альянса на протяжении всей Второй войны. Когда война завершилась, Седогрив присутствовал на встрече королей, которая проходила в Крепости Стражей Пустоты недалеко от Темного портала.

Когда было выявлено предательство Айдена Перенольда, который правил Альтераком, Генн положил глаз на королевство, оставшееся без правителя, хотя и не имел на него никаких прав. Он поддержал претензии Изидена, племянника лорда Перенольда, на альтеракский трон. Позже он, как и многие другие, попал под действие контроля разума и начал поддерживать лорда Давала Престора в стремлении к свободному престолу, не зная, что это был Смертокрыл в человеческом облике. После внезапного исчезновения Престора Генн снова обратил внимание на Изидена.

Король Гилнеаса присутствовал на посвящении принца Артаса Менетила в Рыцари Серебряной Длани, которое проходило в штормградском Соборе Света.

Отделение от Альянса

После завершения Второй войны Генн начал испытывать раздражение из-за налогов, которые приходилось платить для содержания лагерей для пленных орков и Крепости Стражей Пустоты, охранявшей Темный портал на случай нового вторжения. В беседе с Годфри он заявил о том, что не следовало прислушиваться к советам лордов и присоединяться к Альянсу, который не отдал ничего взамен, и лишь воины Гилнеаса погибли в сражениях. Король рассказал о своём новом плане – покинуть Альянс и отгородиться от всего мира, чтобы ничто не мешало процветанию королевства. Хитрый Годфри предложил построить стену через владения Краули, где горы могли бы стать естественной преградой. Для этого пришлось бы отделить деревню Погребальных Костров и Янтарную мельницу, но Генн, которому понравилась идея, был уверен, что Дарий смирится с этим.

Однако, лорд Краули не стал мириться с отделением от Альянса и постройкой стены через принадлежащие ему земли. Он возглавил восстание против короля и собрал вокруг себя множество единомышленников, включая свою дочь Лорну и Тобиаса Мистмантла. Так началось восстание Северных Врат. Гражданская война заметно ослабила королевство и разделила его жителей на две группы – тех, кто поддерживал решение короля, и тех, кто желал свергнуть Седогрива. Даже после её завершения отголоски бунта сопровождали Гилнеас еще долгие годы. Краули отправил отряд, «Гилнеасскую бригаду», на помощь Альянсу и леди Джайне Праудмур во время Третьей войны.

Седогрив был уязвлен тем, что человек, которого он считал своим другом, возглавил восстание против него. В конце концов войска, лояльные королю, смогли одержать победу над повстанцами и бросили Дария Краули вместе с его последователями в тюрьму.

Появление воргенов

Во время Третьей войны Седогрив узнал от верховного мага Аругала, что он обнаружил способ призывать воргенов – загадочных диких существ из другого мира. Генн, который видел, как орды нежити подходили к стене королевства, никому не рассказал о своём плане и приказал Аругалу начать призыв воргенов, которые могли бы сразиться против Плети. Однако, дикие воргены отказались повиноваться, и проклятие распространилось по жителям Серебряного бора, затронув даже гилнеасских воинов, которые защищали стену. Вскоре проклятие проникло через неё и начало медленно захватывать всё королевство. Жителей Гилнеаса, которые то и дело слышали про странные нападения и исчезновения, охватил страх за свои жизни.

Загадочные полуволки считались обычной легендой или страшилкой. Но Седогрив и его придворные знали о заразе, охватившей королевство, и каждое полнолуние выезжали в Черную дубраву, чтобы охотиться на воргенов как ради забавы, так и во имя мести. Во время одной из таких поездок Генн, отделившийся от остальных, попал в засаду, и ворген набросился на него прежде, чем король застрелил его. Седогрив понимал, что дворяне сразу же убьют его, если увидят рану, и знал, что поступил бы так же. Он стер следы крови с наплечника, оторвал кусок ткани от сумки и закрыл им рану, а также высоко поднял воротник. Как и надеялся король, ему удалось скрыть своё заражение.

Проклятье воргенов

Генну пришлось столкнуться со множеством проблем, даже когда восстание Северных Врат удалось побороть. Король и верные ему люди оказались в ловушке – Отрекшиеся пытались пробиться сквозь Стену Седогрива, чтобы завоевать королевство. Появились слухи о том, что сторонники Краули вновь начали объединяться, и Подзвездные Потрошители, как прозвали виновных в загадочных убийствах сторонников короля, нападали всё чаще. Участились и похищения скота. Генн планировал объявить комендантский час, чтобы сделать города более безопасными и выиграть время для поиска решения проблемы. Он узнал о явной гибели Халфорда Рэмси и отдал приказ прочесать окрестные леса. Позже он отдал приказ усилить гарнизоны по всему Гилнеасу, не ослабляя защиту стены. Однако, он не хотел давать населению повод для паники и не объявлял об истинном враге королевства. Он приказал объявить, что повстанцы Краули снова взялись за дело.

Со временем жители Гилнеаса начали бояться покидать свои дома, и даже среди дворян распространилось беспокойство. Лорд Годфри, несмотря на все прочие проблемы королевства, был заинтересован только в победе над воргенами и спрашивал Седогрива, почему он перестал ходить с ними на охоту. Годфри предположил, что король устал после тяжелой гражданской войны, и попросил позволить ему лично устранить угрозу воргенов, отправившись в леса с верными людьми. Генн отказался, не желая позволять Годфри поднимать панику среди жителей. Король знал, что лорд сразу же восстанет против него, если узнает правду о воргенах и заражении самого Седогрива. Генн проводил много времени в своей обсерватории, находящейся на вершине Поместья Седогрива, где ночная эльфийка Белисра помогала ему контролировать превращение и поведала о том, как появились воргены и их проклятье.

Белисра рассказала Генну, что воргены, освобожденные Аругалом, в прошлом были друидами ночных эльфов, которые стали жертвами проклятого облика десять тысяч лет назад, когда их народ сражался против сатиров. Чтобы сдержать угрозу, которую представляли эти друиды, Малфурион Ярость Бури отправил их в вечное заточение в Изумрудном Сне. Белисра рассказала и о ритуале, который использовали жрицы Элуны. Он мог бы позволить зараженным жителям Гилнеаса контролировать себя даже в облике воргена, но те, кто был поглощен виной, не могли бы принять человеческий облик по своему желанию. Генн, скрывавший заражение даже от своей семьи, позволил Белисре провести для него этот ритуал в упрощенном виде. Он также попросил её помочь своему другу Креннану Аранасу, который пытался создать экспериментальное зелье, способное остановить превращение воргенов.

Король, на которого оказали влияние и зелье Креннана, и магия Белисры, смог сохранять своё заражение в секрете и управлять своим разумом, но со временем ему удавалось всё сложнее контролировать внешнее превращение. Генн задумался о том, чтобы объявить амнистию для своего старого друга Дария Краули и его повстанцев, чтобы они помогли противостоять воргенам и Отрекшимся. Но он опасался, что они не смогут забыть свои разногласия.

Катаклизм

В конце концов огромное количество тех, кто был заражен проклятьем воргенов, открыто атаковало столицу королевства. Генн, его сын Лиам и лорд Годфри командовали обороной города, и король, несмотря на все прежние разногласия, отдал приказ освободить Краули. После освобождения Дарий собрал тех, кто когда-то сражался вместе с ним, и нашел старые секретные запасы артиллерии, оставшиеся с восстания.

В воцарившемся хаосе Креннан Аранас попал в плен, и защитникам города пришлось выделить силы для его освобождения. Как только Креннан оказался в безопасности, Седогрив отдал приказ начать эвакуацию жителей столицы. Дарий Краули и его отряд решили остаться, чтобы отвлечь внимание воргенов и позволить королю вывести спасенных людей в Темную Гавань, которая оставалась относительно безопасной. Лорна Краули, его дочь, узнала об освобождении отца, а затем Лиам рассказал ей о выборе, который он сделал. Лорна вытащила ружье и прицелилась в Генна, проклиная его. Она считала, что король отомстил её отцу за восстание, оставив его умирать в городе, захваченном воргенами. Лиам сдержал её, и в истерике Лорна умоляла позволить ей погибнуть рядом с отцом.

Землетрясение, вызванные наступлением Катаклизма, разрушили скалы, защищавшие Гилнеас, и часть Стены Седогрива, благодаря чему Отрекшиеся смогли начать полноценное вторжение в королевство. Они пробились до самой столицы и сумели отвоевать её у воргенов.

С самого начала эвакуации Генн и Креннан работали над способом частичного излечения проклятия воргенов. Солдаты короля захватывали диких воргенов в лесу и давали им экспериментальное зелье, чтобы они могли контролировать свой разум. Годфри высказывался против применения сыворотки на диких воргенов со словами, что все они должны быть расстреляны. Седогрив не прислушивался к нему и спас одного из воргенов от рук палача, после чего лично ввел ему сыворотку. Ворген, способный контролировать свой разум, по-прежнему не мог вернуть себе человеческий облик, но уже не представлял опасность. Когда корабли Отрекшихся начали бомбардировку Темной Гавани, Генн приказал Креннану распространить лекарство среди как можно большего количества воргенов и повел их на защиту поселения.

Седогрив отправляется в своё поместье, чтобы обдумать план по спасению своего народа от флота Отрекшихся. Тесс напомнила ему, что всегда есть надежда, показав ему простой цветок – мироцвет. Вскоре дальнейшие землетрясение затапливает Темную Гавань морскими водами, и Генн решает отправить своих людей подальше от берега, посылая их в Грозовой Перевал внутри дилижансов.

Позже король добирается до Тал’дорена, где собирались воргены, прошедшие ритуал Элуны, и находит там Дария Краули вместе с его повстанцами, которые были заражены в столице. Седогрив и Годфри предложили Краули присоединиться к ним, чтобы сражаться против Отрекшихся. Краули воспринял предложение скептически, зная, как Годфри относится к зараженным. Генн развеял его сомнения, сказав, что теперь они равны, и превратился в воргена. Дарий, удовлетворенный увиденным, согласился сражаться против нежити вместе с королем.

Узнав о заражении Седогрива, лорд Годфри, которого сопровождали лорд Вальден и барон Эшбери, предали Гилнеас и захватили короля в заложники недалеко от Предела Бури, чтобы передать его Отрекшимся. Креннан Аранас, узнавший об этом, обратился за помощью, и храбрецы из спасенных жителей сорвали планы Годфри и освободили Генна, убив Вальдена и Эшбери. Годфри, которого должны были арестовать за измену, заявил, что лучше умрет, чем признает воргена своим королем, и спрыгнул со скалы. Несколько дней спустя Седогрив рассказал своему сыну правду о распространении проклятия и о том, как и когда он был заражен. Лиам поддержал отца, и между ними наконец прекратились разногласия. Генн решил перестать скрывать свой статус и поведал всему народу о том, что и сам стал воргеном. Жители Гилнеаса также поддержали зараженного короля, и он призвал их к единой атаке на войска Отрекшихся.

Вскоре началась битва за столицу королевства, и Генн участвовал в ней, храбро атаковав Сильвану Ветрокрылую, которая возглавляла Отрекшихся. Во время сражения Лиам закрыл отца от отравленной стрелы, выпущенной из лука Сильваны, и погиб. Генн, Дарий и Лорна похоронили принца вблизи Покоя Адерика незадолго до того, как жители Гилнеаса вынуждены были снова покинуть столицу, узнав, что Сильвана собирается использовать чуму. Краули вместе с дочерью и верными его людьми остался позади и организовал Освободительный фронт Гилнеаса.

Новые союзники

Генн встретился с ночными эльфами Дарнаса, которые предложили ему помощь. Жители Гилнеаса взошли на корабли ночных эльфов и покинули свою родину, отправившись в столицу ночных эльфов. Седогрив и его жена с дочерью оказались на разных суднах. Из-за Катаклизма плавание сопровождали трудности и проблемы с ориентированием. Генн страдал от чувства вины за свой выбор, который стоил ему потери королевства и сына. Когда лидер ночных эльфов упомянул о вступление в Альянс, Седогрив испытал раздражение и отказался давать обещания. Вскоре началась буря, и он узнал, что корабль, на котором плыли Миа и Тесс, начал тонуть. Генн принял облик воргена и, добравшись до корабля, спас свою жену, сломавшую ногу, и дочь. Однако, он едва не погиб сам и утонул бы, если бы не вмешательство лидера ночных эльфов, принявшего водный облик друида. Оказавшись в безопасности, Седогрив пересмотрел своё решение по поводу присоединения к Альянсу.

После прибытия в Дарнас друиды вырастили большое дерево из семечка, привезенного королем из Гилнеаса, и это дерево, названное Воющим дубом, стало новым домом для воргенов. Тиранда Шелест Ветра и Малфурион Ярость Бури, которые правили ночными эльфами, поприветствовали всех прибывших, и Генн попросил свой народ оказывать полную поддержку ночным эльфам в благодарность за спасение.

В будущем Освободительный фронт Гилнеаса добился некоторых успехов в противостоянии Отрекшимся при помощи новых союзников из Альянса и воргенов из стаи Ивара Кровавого Клыка. Генну ещё предстояло принять решение по поводу земель, которые принадлежат его народу.

Волчье сердце

Официальное присоединение воргенов Гилнеаса зависело от решения всех правителей народов Альянса, и Малфурион взял с Генна Седогрива слово, что он постарается произвести наилучшее впечатление на них. Генн начал своё выступление на первой же встрече с заявления, что создание стены было ошибкой и что он благодарит Альянс за предоставление второго шанса его стране. Лидеры Альянса отнеслись к словам Генна благосклонно, и начался банкет. После прибытия Вариана Ринна атмосфера стала напряженной – король Штормграда, услышавший о победах Гилнеаса в битвах против Орды, сразу же воспротивился услышанному. Он прямо заявил Генну, что жители Гилнеаса – трусы и слабаки. Генн пытался сдерживать свой гнев и убеждал Вариана, что Гилнеас сильно изменился за эти годы и готов стать верным союзником Альянса. Однако, Вариан всё ещё настаивал на своём и напоминал, как Гилнеас отказался помочь им во времена Третьей войны. Вариан отказался принять Гилнеас в Альянс и не собирался иметь никаких дел с этим королевством. Несмотря на то, что первая встреча прошла неудачно, Генн позже рассказывал, что заметил частичку Голдринна в Вариане. Он считал, что из-за этого король Штормграда может изменить своё отношение к жителям Гилнеаса, ставших воргенами.

Позже Генн показал военную мощь, которой обладает Гилнеас, и невероятные возможности воргенов, чтобы доказать Альянсу свою пользу. Правители одобрили преимущества, предоставляемые его народом, и поддержали присоединение Гилнеаса. Но Вариан поднялся со своего места и заявил, что, хотя он и признает пользу этого королевства, он никогда не сможет простить Гилнеас за отказ помочь во время Третьей войны. Он добавил, что Альянсу не нужны союзники, способные предать в любой момент, и что он никогда не согласится принять их. Это заявление лишило Гилнеас любых шансов на присоединение к Альянсу, и Генн, злой на Вариана и разочарованный, покинул встречу.

Вскоре Малфурион, намеренный добиться своего, позвал Вариана в охотничьи угодья, выделенные воргенам. Между Варианом и Генном возник спор, кто из них является лучшим охотником. Малфурион предложил разобраться с этим прямо на охоте. Пытаясь загнать кабана, они случайно наткнулись на гигантского медведя. Королям Гилнеаса и Штормграда пришлось сражаться вместе, чтобы одержать победу над зверем, и последний удар был нанесен охотничьим ножом Вариана. Генн поблагодарил его за помощь, но Вариан не стал слушать его и ушёл.

После прогулки по лесу и обдумывания всей этой ситуации Вариан обратился к Генну, когда тот собирался покинуть Дарнас. Он попросил научить его управлять своим гневом. Генн привел его к Воющему дубу и показал, как проводится ритуал ночных эльфов, позволяющий воргенам контролировать себя. Седогрив предупредил Ринна, что не все смогли пережить этот ритуал, потому что слишком сблизились с воргеном внутри себя. Вариан решился и испил воды из Источников Ярости, Спокойствия и Равновесия.

Генн посоветовал Вариану вспомнить ключевые моменты своей жизни и выборы, которые он сделал, чтобы прийти к ним. Когда Вариан, участвовавший в ритуале, был охвачен яростью, он услышал одобряющий вой Голдринна и пробудился. Генн и другие воргены в страхе наблюдали, как короля Штормграда окутывает аура Голдринна. Вариан стал чемпионом, избранным древним волком, и приказал Генну собрать своё войско, чтобы сразиться с Гаррошем Адским Криком.

Объединив воргенов и свои силы, Вариан собрал войско в Ясеневом лесу и поддержал тех, кто сражался там против Орды Гарроша. Генн был на стороне Вариана, возглавившего атаку против Орды, и выполнял его приказы. Воргены сыграли важнейшую роль в разгроме Орды и убийстве крупного магнатавра, сражавшегося на стороне врага. Благодаря поддержке воргенов и командованию Вариана Альянс смог изгнать Орду из Ясеневого леса.

После битвы Вариана чествовали как героя и чемпиона, избранного Голдринном. Король Штормграда вскоре заново собрал совет Альянса и заявил, что поддерживает присоединение Гилнеаса. После этого воргены официально стали частью Альянса, и Вариан говорил о том, скольким угрозам должен противостоять их союз, так долго пытавшийся добиться мира. Орда стала ключевым противником Альянса больше, чем когда-либо, и они должны объединиться и направить ярость на своего врага, чтобы выжить в этом мире, разрушенном Смертокрылом. Вариан уверил своих союзников, что с воргенами Альянс сможет одержать победу и сделает это с честью

Альянс

Генн отправился в Штормград, чтобы помочь Вариану в проведении военных операций и попытках вернуть Гилнеас. Он стал его советником и занял место рядом с троном короля. С другой стороны стоял принц Андуин Ринн. Гвен Армстед была оставлена заместителем Седогрива в Дарнасе.

Король Гилнеаса присутствовал практически на всех событиях, которые были важны для Альянса, и представлял свой народ на них. Он был среди знати, собранной в День памяти. Он прибыл в Святилище Семи Звезд, находящееся в Пандарии, где лидеры Альянса обсуждали возможность использования энергии Ша в своих интересах. Он присутствовал на суде над Гаррошем Адским Криком в облике воргена и даже предлагал судить всех правителей Орды, а не его одного.

Легион

«В последние годы седовласому правителю Гилнеаса пришлось пережить немало трудностей. Его сын и весь его народ стали жертвами королевы банши Сильваны и ее Отрекшихся, а сам он из-за проклятия воргенов чуть было не утратил человеческую личность. Но, несмотря на все эти трагедии, Генн нашел в себе силы и смелость, чтобы выстоять. И он будет сражаться не на жизнь, а на смерть с любым, кто угрожает Альянсу.»

Оставьте комментарий